Рафаил Нудельман - Разговор в купе

Тут можно читать бесплатно Рафаил Нудельман - Разговор в купе. Жанр: Фантастика и фэнтези / Научная Фантастика, год неизвестен. Так же Вы можете читать полную версию (весь текст) онлайн без регистрации и SMS на сайте 500book.ru или прочесть краткое содержание, предисловие (аннотацию), описание и ознакомиться с отзывами (комментариями) о произведении.
Рафаил Нудельман - Разговор в купе

Рафаил Нудельман - Разговор в купе краткое содержание

Прочтите описание перед тем, как прочитать онлайн книгу «Рафаил Нудельман - Разговор в купе» бесплатно полную версию:

Рафаил Нудельман - Разговор в купе читать онлайн бесплатно

Рафаил Нудельман - Разговор в купе - читать книгу онлайн бесплатно, автор Рафаил Нудельман

Нудельман Рафаил

Разговор в купе

Р. НУДЕЛЬМАН

Разговор в купе

В купе было шумно. Говорили все. Разговор начал парень, который где-то под потолком увлеченно читал "Фантастику, 1964". Он не просто читал - он переживал. После каждого рассказа он хохотал, каждый рассказ он припечатывал жирным восклицательным знаком. Вся фантастика была для него сплошной восклицательный знак. Ему нравился сам процесс придумывания. То и дело с потолка на нас обрушивались новые гипотезы и догадки.

Соседу справа именно придумывание в фантастике не нравилось.

- Выдумывают, - ворчал он, - такое напридумывают...

Он не пояснял, что именно, но было понятно, что человечеству от фантастики грозят самые чувствительные неприятности.

Юноша у окна небрежно сокрушал одну за другой валившиеся на него фантастические гипотезы - каждая из них была, как он неизменно отмечал в заключение, "недостаточно корректна". Там нарушался закон сохранения энергии. Тут авторы вступали в неравный бой со вторым началом термодинамики - похоже было, что фантасты сговорились взять под сомнение все законы, начиная с таблицы умножения.

Язвительный мужчина напротив насмешливо гудел: - Знаете, что напоминает мне фантастика? Академик Ландау как:то обронил фразу: "Парадоксальность нынешнего положения в физике заключается в том, что логика, разум ученого успешно работают там, где его воображение уже бессильно". Так вот, в фантастике наоборот: воображение фантаста особенно успешно работает именно там, где его разум абсолютно беспомощен...

Впрочем, все было не так. В купе было пусто.

Я сидел у окна, а напротив, точно отражая мою позу, сидел мой двойник - великолепный робот Анти-Я, сконструированный в полном соответствии с прогнозами Геннадия Гора.

С присущей мне прямолинейностью я поставил вопрос ребром:

- Зачем фантастике Наука?

Анти-Я робко запротестовал: - Но ведь она научная...

Я послал ему зловещую улыбку.

- Скажи мне, в чем научность рассказов Брэдбери? Или сказок Лема? Тебе не кажется, что термин "научная" потреблялся Уэллсом совсем в ином смысле? Это потом родилась путаница. Уэллс говорил о научной фантастике в отличие, например, от сказочной. В нашем понимании...

- Но позволь! - загорячился Анти-Я. - Никто и не ограничивает фантастику требованием непременно предсказывать научные открытия, выдвигать гипотезы. Вот Ефремов говорит: "Показ влияния науки на развитие общества и человека..." .

- Ты опять демонстрируешь свою машинную память? - холодно заметил я.

Он смутился и замолчал.

- По-моему, тут какое-то противоречие. С одной стороны, Ефремов говорит о фантастике, как о той же литературе, а с другой - пытается выделить какие-то особые ее цели. Всячески пытается сузить фантастику до одной проблемы, одного определения. Но кто и когда ограничивал литературу одной проблемой?! Ее проблемы бесчисленны - это сама действительность.

- Всё общие места, - вздохнул он. - Ведь ты еще ничего не сказал по существу. А критиковать чужие определения...

- Хорошо. По-видимому, нужно вдуматься в соотношение "фантастика и наука"... Ты замечаешь любопытный факт: чем более наука становится определяющей силой в жизни общества, чем больше роль науки как элемента человеческой жизни, тем меньше в ней самой чисто человеческого. Наука "обесчеловечивается". Теория теснит эксперимент, а сама теория все менее мирится с наивными попытками вмешательства человеческого воображения, с его узкими, наглядными образами. Вспомни, что говорил этот ехидный толстяк, который приводил слова Ландау. Ломоносов столь же чувственно воспринимал свои атомы с их крючочками, как Декарт - свои вихри. Сейчас этого остерегается даже студент.

- Ты отчасти прав... - пробормотал Анти-Я. - Фантастика же стремится соединить рационалистическое знание о мире и художественное знание о человеке. Таким образом она пролагает пути для всей литературы.

- Соединить? - задумчиво повторил он.

- Соединить - это в то же время противопоставить. Фантастика берет рационалистическое, выходящее за пределы человеческих чувств, опыта повседневной жизни. Поэтому при столкновении с этим жестоким рационализмом науки человеческие чувства всегда оказываются перед серьезным испытанием. Отсюда берет начало единственный, по существу, конфликт всей фантастики человек перед неведомым. И единственный, по существу, ее сюжет - история очередной человеческой попытки расширить свое "Я" на новый островок неизвестного.

- Понимаю. Изменение человека с изменением мира. А изменение мира прибавление этих островков неизвестного - есть функция науки?

- В основном - да. Но не во всем.

- Например?

- В "Войне с саламандрами" или у Свифта нет никакой "науки".

- Позволь, Свифт -- это тоже фантастика?

- Чистейшая. В той же мере, как и лемовские "Звездные дневники",

- Ладно, оставим это. Интереснее другое - чем это отличается от литературы "просто"? Изменяющийся человек в изменяющемся мире - это и есть литература. При чем тут фантастика? Ты случайно не потерял ее по дороге?

- Думаю, что нет. Я против определений, зауженных, как модные брюки. Что же касается отличий, то они не в существе, а в методе.

- Ты хочешь сказать - в форме?

- Нет, форма - это какая-то иная плоскость. По форме фантастика может быть самой реалистической, как в рассказах Уэллса, а реализм - самым фантастическим, как у Гоголя или Щедрина. Различие именно в методе. "Просто литература", реалистическая литература, создается на материале конкретной действительности, с изменениями, действительно происходящими в мире, тогда как фантастическая литература берет ситуации несуществующие. Ее неведомое гипотетично, иногда условно. Поэтому-то фантастический элемент в реализме всегда лишь художественный прием, лишь форма, тогда как в фантастике реалистический момент - это форма воплощения несуществующего мира, возможной, а не действительной ситуации.

- А, моделирование!

- Удивительно неудачный термин. Всякая литература моделирует действительность - ведь она лишь отражает ее.

- Да, конечно. Но в отличие от моделей настоящего, фантастика создает модели будущего мира?

- Это не так. Модели будущего в чистом виде - это привилегия социальных утопий, но как раз их-то в чистом виде в фантастике почти нет.

- А Ефремов? Стругацкие? А "Магелланово облако" Лема?

- Ни Стругацкие, ни Лем не создавали специально утопий, их интересовало другое. А Ефремов? Что ж, нельзя выбрасывать из фантастики утопический элемент - эго ее составная часть. Но в целом фантастика дает не модель будущего, а модель несуществующего. В этом.ее колоссальные возможности. Подумай сам - если бы фантасты задались целью моделировать, предвидеть будущее - во что бы это вылилось? В состязание по придумыванию терминов, не более. Что в этом общего с литературой? Нет, отнесение времени в будущее служит иному. Каждый автор знает, насколько условен построенный им "мир". Стало быть, его чем-то влечет эта условность? Стало быть, есть в ней какая-то скрытая художественная возможность?

Перейти на страницу:
Вы автор?
Жалоба
Все книги на сайте размещаются его пользователями. Приносим свои глубочайшие извинения, если Ваша книга была опубликована без Вашего на то согласия.
Напишите нам, и мы в срочном порядке примем меры.
Комментарии / Отзывы
    Ничего не найдено.